Вера Блазнина

Ее Сталинград

С каждым днем их становится все меньше, земляков, которые не понаслышке знают, что такое война. И как обидно, когда жизнь обрывается буквально перед юбилейным Днем Победы. Не стало среди нас еще одного защитника Родины, прекрасной женщины Машковой Ольги Аверьяновны. Вскоре после встречи ее жизнь оборвалась. Читайте о ней, и пусть она останется такой в вашей памяти. Пусть земля тебе будет пухом, мужественная защитница волжской твердыни.

Проживала она в хуторе Черкесовском. По выцветшей звездочке на воротах, оставшейся от «пионерских» времен, нетрудно догадаться, что это дом ветерана Великой Отечественной войны. На пороге меня встретила хозяйка, Ольга Аверьяновна Машкова. В глубоких морщинах светилась добродушная улыбка, волосы серебрились сединой. Кошка Муська с любопытством наблюдала за мной, энергично замывая в дом других гостей. Медленно передвигаясь на больных ногах, женщина упорно сопротивлялась недугу, уверенная, что движение – это жизнь. Водой и всеми необходимыми продуктами ее обеспечивала социальный работник Наталия Широкопытова.

Ольга Аверьяновна родилась в хуторе Рогачевском, там окончила семилетку. В 1939 году начала работать телефонисткой на буровой в Чечне.

В 1940 году после специальных курсов вернулась в родные края. В Галушках была назначена в сберкассу на должность контролера. С супругом познакомилась заочно, через его родителей, у которых квартировала и писала от них письма сыну. Переписка продолжалась с 1941 по 1946 годы, все время, пока шла Великая Отечественная война.

В апреле 1942 года по повестке призвали в армию и Ольгу. Вот стоит она на перроне в скромненьком платьице, туфельках, с чемоданом в руке.

– В те годы,- пояснила она,- Бударино считался не хутором, а районным центром. Много хуторов к нему примыкало. Людей на вокзале собралось видимо-невидимо, в основном молодежь. У меня одиннадцать родственников защищали Отечество.

Погрузили новобранцев в товарный вагон, с Ольгой оказались 23 девушки-комсомолки. Прервав воспоминания, Ольга Аверьяновна достала из шифоньера картонную коробочку с фотографиями, поставила на покрытый плюшевой скатертью стол. На снимках – девушки в ловко подогнанных по фигуркам гимнастерках. Улыбчивые, жизнерадостные, словно стоп-кадр из прошлого.

–  Я часто их вспоминаю,- поглаживая ладонью фото, говорила Ольга Аверьяновна. – Эти две мои подруги из Киквидзе и Зубриловки. Из Киквидзе почему-то были все учителя. Одна из них, Клавдия Кувшинова, стала нашим замполитом. А вот разведчица Клавдия Ситникова. Все – будущие зенитчицы.

Они, вчерашние девчонки, ехали на войну. Прибыли в Сталинград 5 апреля. Собрали в вагонах все вещи, а их много, согласно распоряжению военкомата, одних продуктов – недельный запас. Ну, а мамы старались на всю войну обеспечить. Передавали друг другу багаж, соскакивали на перрон. Все попали в одну учебную часть, располагавшуюся в Доме пионеров (на правом берегу Волги).

Карантин. Слово это не имело никакого отношения к медицине. Кто служит в армии, знает, что это такое. С раннего утра и до позднего вечера, до отбоя, непрерывные занятия. Изучали уставы, осваивали личное оружие, ползали по-пластунски, рыли окопы, маскировались, опознавали немецкие самолеты.

12 июля 1942 года узнали, что немцы в нескольких местах прорвали оборону наших войск и вторглись в Сталинградскую область. Последовал тот самый приказ народного комиссара обороны И.В. Сталина: «Ни шагу назад!..» Чувствовалось, что идет фашист уверенно, нагло. И сила у него большая.  В небе часто появлялись немецкие самолеты-разведчики. Зенитчики стреляли, не давая им фиксировать с воздуха расположения наших войск.

День 23 августа стал трагичным в истории Сталинградской битвы. Армия немецких самолетов сбрасывала бомбы на улицы, больницы, школы, заводы и фабрики. Земля была разворочена взрывами, все живое погибало от огня. Зарево огромного пожара тянулось на десятки километров. Все понимали, что отступать некуда: решалась здесь судьба Родины. Любой ценой нужно отстоять город.

Зенитчики как на ладони. Они во время авианалетов уязвимее пехотинцев, танкистов, артиллеристов, потому что не могут укрыться в окопах, блиндажах.

267-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион находился на левом берегу Волги. Ударили наши орудия, Ольга тогда была связистом, находилась у телефонного аппарата в окопчике, сжавшись в комок. В трубке зазвучали первые координаты командира батареи. Слышит: «В первый расчет попала бомба, кончаются снаряды». Кого из девчат убило? Сколько же еще здесь наших поляжет? «Выходят из строя зенитки, гибнут целые расчеты, снарядов на батарее остается все меньше».

Отдельный зенитный дивизион под командованием майора Карлина  сражался на Баррикадах, Красном Октябре, оборонял тракторный завод.

Налеты стали привычными: ни дня без них не проходило. Бывалые солдаты говорили: «Свою пулю не услышишь, разрыв «своей» мины не увидишь». Но все равно слушаешь. Она? Мимо.  Взрыв… Слава Богу пронесло…

Насмотрелась Ольга на пленных немцев в оборванной одежде, голодных, с затравленным взглядом. Жалкие люди, совсем недавно считавшие себя «без пяти минут победителями». И хотя относились к ним гуманно, те продолжали вредить. На Северском Донце в 1943 году  пленные немцы жестоко вырезали мирное население. Фашистов потом расстреляли, их обнаженные трупы зенитчицы случайно увидели в одном из окопов. Местные жители сняли с них добротную одежду и сапоги.

Война разбросала по разным фронтам подруг-зенитчиц. О. А. (Шамаева) Машкова попала в штаб Второго Украинского фронта. Работала с катушками, телефонными аппаратами, ей это дело было хорошо знакомо по Сталинграду. Видела она широкий, величавый Днепр. С боями побывала в Чехословакии, Румынии.

Для ефрейтора Ольги Шамаевой война закончилась под Братиславой 30 мая 1945 года, а будущий супруг, Дмитрий Федорович Машков, вернулся в 1946-ом, все время писал письма своей невесте. В этом же году состоялась их свадьба. Прожили супруги почти 47 лет в этом самом доме. Детей не было: фронтовой быт сказался на здоровье Ольги.

Пока могла передвигаться, ездила на встречу с однополчанами в город-герой Волгоград. Вот фото 1975 года, а в 1982 году – фронтовиков уже меньше. Ольге Аверьяновне особенно дорога медаль «За участие в героической обороне Сталинграда», полученная ею в 1944 году.

– У меня был свой Сталинград,- сказала она, прощаясь со мной навсегда…

PS. В начале мая 2005 года Ольги Аверьяновны (Шамаевой) Машковой не стало.

 

Забыли пароль? Пожалуйста, введите ваш email. Мы вам вышлем ссылку, чтобы создать новый пароль.
Мы не разглашаем никому ваши контактные данные
Free WordPress Themes, Free Android Games