Ольга Яровая
г. Новоаннинский

 

                                  «И та медаль была ему всего дороже…»

 

Свой небольшой рассказ о замечательном человеке с непростой судьбой  я хочу начать  со стихотворения нашего поэта-земляка Василия Городбина  «Медаль  за оборону Сталинграда»:

В день Сталинградской битвы ордена,
Медали ветерана украшают,
Но среди всех наград медаль одна,
Как солнышко лучистое, сияет. 

На ней солдаты грозною стеной
Под знаменем врагам путь преградили.
И танки движутся вперед волной,
И в поднебесье – наши эскадрильи. 

Дороже нет ему другой награды,
Она людей на подвиги зовет.
Защитнику, герою Сталинграда,
Фронтовику – и слава, и  почет. 

2007 г.

 

Впервые судьба познакомила  нас с Александром Михайловичем Долговым  много лет назад, когда я еще школьницей  завороженно слушала его рассказы о военном прошлом на встрече в Доме пионеров. Александр Михайлович Долгов – гордость Новоаннинской земли. Его судьба сложна и трудна, стойкость, мужество и отвага, которым он не изменял никогда, стали примером  для молодого поколения.

Другая встреча произошла позже, когда я уже работала в библиотеке,  и продолжалось наше общение до последнего года жизни  ветерана. Редко встретишь людей  с такой потрясающей памятью и умением  рассказать, с долей юмора и оптимизма, о прожитых годах. Многое  выпало на долю  нашего героя, но это была насыщенная событиями, интереснейшая жизнь – как один большой роман, роман длинною в целый век.  Родился он в станице Староаннинской Новоаннинского района. Это был 1917 год, тяжелое, без материнской ласки, ему досталось детство, сколько тягот пришлось перенести, когда  был ребенком и  подростком.

… Затем были школа, сельскохозяйственный техникум, служба в Красной Армии – 21-й кавалерийский запасной полк в Нерчинске Читинской области. В мае сорокового года Александра направили изучать военную профессию стрелка-радиста в школу младших сержантов, которую он успешно окончил в январе сорок первого года и прибыл в  63-й авиаполк скоростных бомбардировщиков, располагавшийся  в городе Таллинне.

…Потом  была  война, которая началась для  Долгова в  день, когда он вернулся из отпуска 22 июня 1941 года в 3 часа ночи  к месту своей службы на аэродром города Тарту (Эстония). Первые  боевые дороги  летчика-разведчика были на северо-западном направлении, когда количество самолетов врага превышало наши в  3 раза. Наша военная авиация не давала фашистским захватчикам продвигаться к городу Ленинграду.

На подступах к Ленинграду велись неимоверно ожесточенные бои.  Совсем недавно я узнала, что Александр Михайлович в одно время на  Старорусском направлении  (Демянский котёл) воевал вместе с моим  пропавшим без вести в апреле 1942 года дедушкой – Кузнецовым Дмитрием Фёдоровичем, лейтенантом, командиром роты  482-го отдельного танкового батальона  83-й танковой бригады. О судьбе деда я узнала только в 2019 году,  подробно изучив  архивные и рассекреченные материалы, оперативные сводки Генерального штаба Красной Армии за 41-42 годы, открытые к просмотру на  сайтах «Мемориал», «Память народа», «Танковый фронт 1941-45» и других.

Боевой путь Александра Михайловича изложен подробно на страницах районной газеты «Авангард», но разве можно рассказать обо всех минутах, часах и днях, когда жизнь становилась на одну грань со смертью? Разве можно передать словами, какую боль пришлось перетерпеть, когда обе ноги  ранены осколками, дважды получил контузии, обморозил лицо, руки, ноги, когда ушла надежда, а в сердце оставалось только желание жить?! Один   случай из  своей жизни чаще прежнего вспоминал и описал в своей книге  «И вечный бой…» ветеран:

«…Дело было в конце июля 1941 года, вечером, три скоростных бомбардировщика  нанесли удар по скоплению немецких войск в сосновом бору в районе города Дно Псковской области. Когда уходили от цели, в их самолет-разведчик  попал зенитный снаряд. Связь с экипажем была прервана. Ноги горели огнем, «прошили» осколки. Пламя горящего самолета увеличивалось. Внизу был лес и болота. Раненый  вы­бросился на парашюте и упал в густой лес. Сдер­нув парашют с деревьев, освободился от него. Пер­вая мысль: надо перевязать ноги… Но решил бежать к людям. Минут через десять оказался на опушке леса. Осмо­трелся. Справа большой массив созревшей ржи, уходящий на восток. Вдали, за километр, просматривался небольшой домик, за ним другой. Дальше все скрывалось за деревьями. Слева — степь. На опушке леса густая трава помята. Увидел пустую пачку из-под папирос советского производства и об­радовался. Здесь были наши. Они где-то рядом. В сапогах хлюпала кровь. Голова тя­желая, ноги гудят, а бежать надо.

За изгородью первой усадьбы  стояла женщина. Только хотел обратиться, как услышал ответ:

– Куда ты бежишь? Здесь немцы!

Снова побежал, спрятался в густой ржи, еще не осо­знавая, что будет дальше. Пробрался метров на 40—50, и ноги подкосились, упал. Сил подняться уже не было. Вдруг услышал голос:

– Не бойся, мы свои, иди к нам.

Подошли три бойца, один из них совсем юный, с меди­цинской сумкой в руках. Они начали перевязывать ране­нные ноги.

Бойцы рассказали, что рано утром того же дня немецкие войска с двух сторон окружили Дно. Часть наших войск осталась в тылу врага. Командир дивизии дал указа­ние выходить из тыла мелкими группами.

– Мы следили за тобой, — сказал один боец, — видели, как ты выбросился из горящего самолета и как бежал по до­роге мимо посева. Мы были близко к дороге, но боялись под­няться. Мы видели у тебя в правой руке пистолет. Окрикнем, ты испугаешься и начнешь в нас стрелять.

Глядя на меня, один из бойцов сказал:

– Мы тебя не бросим. Сейчас пойдем в деревню, най­дем, куда определить…

На­конец, пришли три мальчика лет по 12—13. Принесли  еду и пачку махорки.

Они видели, как я опускался с парашютом в лес. Из разговора выяснилось, что председатель колхоза Василий Ва­сильевич Малов знает обо мне, немцев в деревне не было и нет. Женщина сказала мне неправду.

Попрощавшись, ребята сказали, что еще придут.

Как долго тянулось время! Ловил каждый шорох. А их все не было…»

Александр Михайлович говорил нам:  «Я был рад,  что остался жив, был готов бороться. Знал, что все равно выживу! Пополз к дороге, увидел  группу взрослых и девочку жителей деревни, попросил принести еду и теплой воды, они выполнили мою просьбу. Переночевал в густой ржи. Утром пришли четверо с носилками и перенесли меня в село Залесье, спрятали в маленькой каморке за печкой в хате  Акулины Яковлевны Устиновой. Женщина очень боялась, что придут немцы и расстреляют  меня, ее и всех жителей села.

Затем приходила медсестра Вера, перевязывала раны. Очень помог председатель колхоза Василий Васильевич Малов и наказал: «Акулина Яковлевна! Надо выходить  летчика обязательно!» Благодаря ему и  самоотверженности  многих местных жителей  я смог выжить в тылу врага. Меня надо было перевозить на лечение  в госпиталь города Дно, но его заняли фашисты.  Я попросил отвезти меня лучше в лес, как–нибудь доберусь до своих.

Днем в деревню приехали немцы , набили полную машину скота и овощей из погребов сельчан, в  нашу ветхую избушку на краю  не зашли. Хозяйка, перепуганная, просила меня поскорее уйти из деревни, не накликать беду на всех. Я обещал уйти. Но не ушел.

Прошла вторая неделя моего пребывания и лечения в Залесье. Раны понемногу затягивались, но ноги не слушались. Немцы приезжали за провизией уже каждый день. Однажды под вечер услышал выстрелы во дворе, только успел укрыться в своем закутке, в хату вошли  немцы… Спасло чудо,  они не заметили  вход в мое убежище. Прибежала до смерти испуганная  Акулина Яковлевна. Я понял: остаться  – значит погубить всю деревню. Когда немцы уехали, попросил председателя помочь мне выбраться за околицу и показать дорогу к партизанам.

…Шел несколько дней, опасаясь дорог и обходя деревни. На третий день в конце большой лесной поляны увидел  мужчину в гражданской одежде. Было страшно, но решил окликнуть. Им оказался наш танкист Иван Иванович Галицын, который   около месяца  выходил из окружения. Повезло, вдвоем было легче идти.

И тут без приключений не обошлось. На случай встречи с немцами мы с Иваном договорились о легенде, которая нас спасла.

Совершенно неожиданно, навстречу нам, по узкой лесной дорожке шли  немецкие солдаты с оружием.

Наступил момент мирной схватки с врагом. Нервы на пределе. Надо было не терять самообладания. Говорить уверенно и твердо. Мы  медленно пошли навстречу.

– Кто такие и откуда? – спросил  немец.

– Из тюрьмы идем, – сказал я.

– А куда идете?

– В деревню Козловка,- говорим.

– За что сидели?

– Хлеб украли, вот и посадили.

Как ни странно, они поверили, посмеялись, обозвали нас воришками и  сказали идти в деревню, там для нас есть работа.

– Для Германии нужен хлеб, -сказали…»

Александр Михайлович рассказал, что за шесть дней, что выходили из немецкого окружения, еще не раз  под смертью ходили, но обошлось. Еле живыми  дошли  до своих, и тут незадача, чуть не приняли за  диверсантов. Когда добрались, узнал, что от его полка осталось лишь три самолета.

После госпиталя в Демьянске  снова служба, но уже  в  Куйбышевской области.

Не забыл  Долгов про деревню Залесье Псковской области, при возможности заехал Александр Михайлович к своим спасителям, председателя не застал, деревня сожжена почти полностью, но  мальчишки и женщины, переносившие его в деревню, встретили с огромной радостью, узнав, что оказался жив.

25 июля 1942 года  – перелет его 5-й эскадрильи дальних разведчиков Главного  командования Красной  Армии  на родную Сталинградскую землю. Александр Михайлович Долгов был стрелком-радистом в эскадрилье 8-й воздушной армии. В обязанности стрелка-радиста входила охрана  самолета-разведчика от  вражеских истребителей.  Надо было быстро  сообщать пилоту о разрывах зенитных снарядов, чтобы тот мог принять необходимые меры. Летали на малых высотах в тыл противника до 100 километров, полеты  по три и более часа. Задания – вести  фотосъемку  вражеских расположений и базирования, считать  его боевую технику, определять новые места наступления фашистских захватчиков. Каждую минуту – на волоске от гибели, но был  невероятный патриотический подъем и вера в спасение родного Сталинграда.

Мы заслушивались рассказами  бывалого летчика, каждый  день, каждый вылет которого был для нас настоящим  ПОДВИГОМ. Благодаря  разведданным, сделанным из кабин  самолета, было предотвращено множество вражеских нападений на разных направлениях и подступах к городу. Снимки  ждали в Генштабе,  в командовании Сталинградским фронтом, 8-й воздушной  армии.

Экипаж Долгова всегда был на переднем крае войны, от него как от многих зависели результаты сражений под Сталинградом.

В ноябре  1942 года в период боев за Сталинград Долгов был  награжден орденом  «Красной Звезды», и  медалью « За оборону Сталинграда».

В январе 1943 года  самолет А. М. Долгова был подбит. Боевой путь в  пылающем небе Сталинграда для  Александра Михайловича продолжался до 3 февраля 1943 года, когда сам Г.К. Жуков дал высокую оценку их разведке. Врага погнали с родной Сталинградской  земли.

В дальнейшем  А. М.  Долгов   принимал участие  в боевых вылетах на всех четырех  фронтах Украинского направления.

Экипаж Долгова А. М. осуществлял  аэрофотосъемки   в тылу врага  в районе Харькова и Полтавы,  фотографировал объекты   в районе Белгорода и Курска.

С весны 1944 года  и до конца войны  полк, где служил  стрелок– радист  А. М. Долгов,  базировался  на аэродроме г.  Кировограда, полеты проходили  над Румынией, Болгарией, Чехословакией.

Последнее  воинское звание – старшина,  старший стрелок–радист.

Родина отблагодарила ветерана Великой Отечественной огромным количеством наград: орден «Красной Звезды» за Сталинград, орден «Отечественной войны» за каждодневный подвиг, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За оборону Сталинграда» и многие другие.

Судьба подарила ветерану большой  жизненный путь. После войны за работу в сельском  хозяйстве имел ордена Ленина, Трудового  Красного Знамени, два ордена «Знак Почета» и 15 медалей!

Александр Михайлович был убежденный коммунист с большой буквы, и партия была для него – честь и совесть, это не высокие фразы. Преданность партийному делу, высокий полет его души были с ним до последнего мгновения жизни. Долгие годы был   первым секретарем  РО КПРФ, являлся  активным членом райкома. До последних дней своей жизни  читал газеты, был в курсе всех мировых новостей, любил спортивные передачи, слушал советские  песни, был замечательным собеседником. Когда из-за болезни ног Александр Михайлович не мог выходить за пределы двора, он встречался   дома со школьниками, представителями власти, активистами, однопартийцами, библиотекарями и читателями.  Автор  двух   книг воспоминаний: «…И вечный бой» и «Покой нам только снится…», где рассказал о своей жизни и судьбе,  учил любить Родину и ценить мирную жизнь. Был добрым другом и наставником для людей разного возраста.

Конечно, все описанное в книгах я слышала не раз из уст самого автора в мельчайших подробностях. Поражала  память Александра Михайловича, он помнил с точностью все цифры, имена, фамилии, названия городов и деревень, рассказывал о событиях 40-х годов, словно это было вчера. Что значит пережить, прочувствовать, испытать на себе все тяготы и радости  жизни. По каждому случаю из его фронтовой жизни можно написать отдельную повесть или рассказ. Много раз  ходил на волоске от смерти, выжить помогал случай.

Александр Михайлович – героический солдат Победы,смог собрать своих близких, друзей и  отметить столетний юбилей.

Солдат ратного и трудового фронтов, наша гордость, наш легендарный земляк и наставник, завершил свой земной  путь в 2019 году, но его  заветы и рассказы будут жить в наших сердцах и его книгах всегда.

Free WordPress Themes, Free Android Games