Работу выполнила:
Лунева Юлия
18 лет
Выпускница
МКОУ «Васильевская СШ»
Октябрьского муниципального района
Волгоградской области.
Руководитель:
учитель истории и обществознания
Зинченко Татьяна Петровна.

Памятник

На территории Васильевского сельского поселения много памятников. Возле школы находится братская могила воинов Грозненского и Орджоникидзевского курсантских полков с установлением монолитной железобетонной конструкции «Женщина с венком в руках», с трех сторон от которой установлены 20 мемориальных стел с высеченными фамилиями погибших воинов. Всего 415 воинов. Скульптура установлена 8 мая 1992 года.

Все дальше и дальше уходят вглубь истории события Великой Отечественной войны в дни Сталинградской битвы. Все меньше остается очевидцев этих событий. Только памятники и братские могилы остаются на месте былых сражений в честь подвигов воинов. А в школьном музее есть воспоминания бывших курсантов военно-пехотных училищ. Я тщательно изучила эти воспоминания и расскажу вам о подвиге молодых курсантов, которые почти все полегли в боях с фашистами, защищая села Васильевку и Капкинку в августе 1942 года.

В начале второй декады августа 1942 года курсанты направляются в действующую 64-ю армию. Фашистские войска двинулись в большую излучину Дона. Курсантским полкам одними из первых пришлось вступить в боевые действия на Сталинградском направлении. Командиром и начальником Грозненского военно-пехотного училища был  полковник Сытников В.Г.   Всего курсантов было 2345 человек. Полк ни на шаг не отступил.

Курсант второго взвода 1-й пулеметной роты 18–летний Николай Волканов, в бою произведенный в лейтенанты, высунулся из окопа. В небе немилосердно палило августовское солнце. По степи вперемешку с пороховым дымом и всплесками огня танковых орудий, словно вода, волнами плескалось марево. Сухим, как наждак, языком юноша облизнул потрескавшиеся губы. Три дня ни росинки во рту. И вдруг Беркович целую флягу воды принес. Николай хлебнул, второго глотка сделать не успел. На их окоп сунулся танк.  Он выругался и, схватив в одну руку гранату, в другую – бутылку с зажигательной смесью «КС», кинулся навстречу. Вражеская пуля разбила в руках Николая бутылку с «КС», но это его не остановило. Горящим факелом он бросился вместе с гранатой под танк. Его смерть на глазах у курсантов не выходила у Подзорова из головы. Брат Николая Волканова – Георгий вспоминал, что он был тихим, спокойным, рассудительным. Ему не верилось в такую опрометчивость брата. У него осталась девушка, которая ждала его с фронта.

Лейтенант Подзоров все это видел со своего наблюдательного пункта и, чтобы осадить бежавшую за танком вражескую пехоту, вскочил во весь рост на бруствер и скомандовал, чтобы за ним ринулись в бой все остальные. Он бросился вперед и упал, подкошенный взрывом мины. Пришел в себя. Попытался подняться и не смог. Правое бедро разворотило. Стахов стащил Подзорова в окоп. Курсантов Шафороста и Болгарчука вражеский снаряд разыскал прямо в доте. Расколов пулеметный щит пополам, он взрывом отбросил курсантов к бронированной стенке.

Войтов Михаил Георгиевич со своим расчетом станкового пулемета «максим» стоял километра за 3-4 над оврагом на прикрытии, если враг прорвется с фланга и будет угрожать обходом с тыла. Справа прямо по оврагу было село Ивановка.

13 августа сообщили, что рота уничтожена и разбита. Пулемет поставили в окоп, накрыли шинелью, взяли с собой винтовки, по 150 патронов, по 2 гранаты и пошли на восток, чтобы выйти из окружения. Пулеметы не могли взять, потому что уже 2 недели почти не ели и ослабли. Всего было 7 курсантов. На третий день пути, часов в 10, возле какого-то села в овраге их ждала засада в очень выгодном для них месте. Это были румыны. Они обстреляли курсантов из миномета. Пришлось сдаться в плен. Были на станции Гнилоаксайская, в Котельниково, Цимлянске, Шахтах.

С 1 по 2 сентября он совершил побег из лагеря г. Шахты. Потом воевал на Кубани,  в Крыму. На Кубани был ранен в руку. Это было через год после боев за наше село. Потом попал в госпиталь в г. Кисловодск, подлечился и работал там. В декабре 1943 года был ранен в обе ноги в Керчи и девять месяцев лечился. После чего был направлен на восстановление разрушенного хозяйства. 39 лет ничего не знал о товарищах из Грозненского училища. А в 1981 году через газету нашел 12 человек. 9 мая 1982 года в г. Краснодаре встретился через 40 лет после Сталинградской битвы с Кроминым Александром Филипповичем, Престинским Ильей Ильичем, Костонян Рафаэлем Григорьевичем. Какая это была радостная и душевная встреча! Все уже седые, неузнаваемые. Ведь тогда, в 1942 году, им было по 18-19 лет. Пацаны были, но задиристые. А пришлось серьезно не на жизнь, а на смерть стоять за Родину, за наши села. В феврале 1983 года бывшие курсанты училища встретились у родной казармы с молодежью.

Тищенко Василий Васильевич был призван в Грозненское пехотное училище в декабре 1942 года. Приехали они в Грозный почти все из Краснодарского края. Зачислили в 13-ю пулеметную роту. Период учебы был для них насыщен романтикой. Ведь они учились на Кавказе. Были занятия по боевой подготовке: лазали по горам с полной боевой выкладкой, прыгали через трехметровый забор, бегали по 5-10 км без отдыха. Этим укрепляли свои силы и здоровье. Хорошее питание и физическая подготовка сделали их сильными и выносливыми. А строевые песни! Пели про «30-ю дивизию», «Широка страна, моя родная» и другие. Уже закончили учебу и стали сдавать зачеты… и вдруг… Тревога! И их отправили на фронт.

Приехали в Большие и Малые Чапурники. Там формировались и готовились к походу на запад. И вот за Васильевкой встретились с королевской кавалерийской румынской дивизией и сразу – бой. Сначала румын атаковал 1-й батальон. Он почти весь погиб. Потом так каждый день – другие. Им нужно было не дать противнику продвинуться вперед, и активной обороной они его все время сдерживали. Василий Тищенко был в пулеметной роте. Они шли всю ночь к передовой. Там один батальон истекал кровью. И вот они снова атаковали врага, с бугра через Васильевку выскочили на западную окраину Васильевки. Пехота закричала «Ура!» и бросилась вперед. И вот там, где в  Гражданскую лежали бойцы и где они были закопаны (говорят) под этими холмиками, залегли. Кругом, насколько видно, лежат цепями бойцы: многие убитые, многие раненые. Вот такую запомнил картину Тищенко в Васильевке.

Здесь они пробыли несколько дней. Враг не мог продвинуться ни на шаг, они его косили из пулеметов. Потом они отступили к Ивановке. Там Василий был офицером связи при штабе Орджоникидзевского училища. Во время обстрела получил ранение, контузию, и его отправили в госпиталь. Так Тищенко расстался с училищем. Потом он воевал на Кубани под Харьковом, форсировал Днепр, воевал в Румынии, Венгрии, Чехословакии, дослуживал в Германии.  Демобилизован  в 1946 году. Все годы работал на почте в г. Белореченске Краснодарского края.

Вечером 23 августа 1942 года командир Грозненского курсантского полка полковник Сытников В.Г. собрал остатки полка – 113 человек, защищавших села Васильевку и Капкинку, и объявил об уходе полка на Сталинград. Но нужно было оставить прикрытие отхода – 6 человек добровольцев. Полковник наказал им продержаться хотя бы 2 часа, чтобы дать возможность остаткам полка оторваться от румын. А жена полковника, капитан медицинской службы, всех шестерых по русскому обычаю перекрестила и благословила на ратный подвиг.

Они продержались около двух суток. Друс В. взял в обе руки гранаты, зубами выдернул предохранительные кольца, поднял их высоко над головой и пошел на врагов. Не  доходя до вражеских окопов на бросок гранаты, он бросил их румынам в окопы, а сам быстро убежал к себе. Получилось удачно. Потом он этот прием повторил на другом участке фронта. Продержались еще ночь. Осталось их трое из шести. Друс В. вместе с Шереметом В. утром сидели в окопе возле дота, заряжали машинкой пулеметные ленты. Третий курсант был в доте. Вдруг видят, что румыны выходят из окопа и строятся во взводную колонну, чтобы уйти. Значит, узнали, что полка здесь уже нет. Друс В. нажал на гашетки «максима» и не остановился, пока не срезал весь взвод. Тогда румыны стали их обстреливать из миномёта. Курсант из дота через амбразуру вывалился в овраг, но там его убили. Друса В. и Шеремета В. ранило осколками мины. Шеремета В. тяжело, а Друса В. легче, остался на ногах. На железнодорожной платформе их отвезли с пленными бойцами в г. Котельниково в лагерь, а Шеремета бросили румыны помирать в бурьяне под забором. Но жители его спасли. А Друс В. в лагере организовал групповой побег и пришел домой в Краснодар. В своем родном городе он попал в облаву, устроенную немцами. Немцы бросили Друса вместе с другими жителями в машину-душегубку, где они задохнулись от выхлопных газов. Трупы выбросили за городом в ров. А Шеремет Василий выжил, прошёл войну до конца. Жил в станице Ивановской Краснодарского края. Умер в ноябре 1992 года.

А полк, ушедший на Сталинград, в первый же день был обнаружен. Немцы или румыны устроили ему западню и уничтожили вместе со штабом. Полковника В. Г. Сытникова немцы растерли гусеницей танка. Его жену фашисты подняли на штыки. Комиссара Горюнова расстреляли. А знамя училища командир полка заранее отправил в Грозный с комендантом училища и двумя курсантами. Но знамя, по-видимому, не донесли, потому что ни в Грозном, ни в Баку, куда училище перевели с подходом немцев в августе 1942 года к Грозному, знамени не оказалось.

В селе Васильевка на фронтоне Дома культуры – мемориальная доска: «Здесь стоял насмерть отдельный Грозненский курсантский полк». Бывший курсант Орджоникидзевского военно-пехотного училища Субботин Анатолий Михайлович в своих воспоминаниях об этих событиях говорил, что он был командиром 2-го взвода 4-ой роты 1-го батальона. В район Васильевки – Капкинки училище прибыло в начале августа. Взвод занял позиции на левом фланге роты, а остальные подразделения училища заняли позиции правее. Слева были позиции 118-го укрепительного района. Полностью занимаемые позиции батальоном он не знал, а училища тем более. Позиции взвода были восточнее или юго-восточнее Васильевки в 4-6 км. Села не было видно, да вначале они о нем и не знали, где-то южнее было Абганерово. С этих позиций они отражали вместе с укрепрайонцами атаки противника, иногда по несколько в день.

12 августа вечером командир роты поставил задачу: утром по залпу «катюши» – начало наступления. Это вся подготовка, артподготовки не было. Субботин с двумя отделениями быстрым броском ворвался в траншеи противника и выбил его из них. Помкомвзвода с двумя отделениями замешкал, были придавлены артминогнем, остались на своих позициях. В общем, атака захлебнулась. Противник огнем подавил, танков не было. Ему хорошо был виден их станковый пулемет «максим». Раненые до вечера оставались  в траншеях… Степь была сожжена. Как только стемнело, послал двух курсантов вывести раненых, а также доложить комроты их положение и что делать дальше. Ночь прошла спокойно. Слышно было, как окапывается противник. На другой день в полдень получили условный сигнал на отход на свои позиции. Дождались темноты и тихо отошли. Позже они узнали, что в это наступление достиг траншей противника и завязал бой 4-й взвод 12-й роты лейтенанта Седакова. Вот так закончилось их наступление. Почти ежедневно отражали атаки противника.

После 17-го августа противник, «отказавшись от общего наступления в направлении Васильевка – Абганерово, переходит на этом участке к мелким атакам, которые успешно отбиваются частями армии», перешедшими к обороне. Числа 20 августа обороняемый взводом участок ночью сдал подразделению подошедшей стрелковой дивизии. Взвод вышел к позиции минометной батареи, где расположился. 22 августа взвод довели до 41 человека с четырьмя ручными пулеметами. С наступлением темноты представитель командования батальона повел на новый участок. Что было с другими взводами и ротой – не знают.

На новом рубеже была поставлена задача взводу и отделениям, начали окапываться. С рассветом 23 августа начался бой. С юга и юго-запада на Васильевку пошли танки, машины с пехотой. Уже к полудню противник достиг расположения санроты училища. Это сообщили посланные Анатолием Михайловичем связные. Ни завтрака, ни обеда им не подвезли, начавшийся бой все спутал. Они продержались до вечера, а с наступлением темноты двинулись в северном направлении, ориентируясь на горевшую кошару. Утром догнали какую-то часть и через Карповку пошли на Сталинград. На окраине Сталинграда встретили курсантов 1-го Орджоникидзевского училища. Это был батальон старшего лейтенанта Д.К. Орлянского. Вместе с ними вышли на южную окраину города в район Лапшин-сада, где собирались отошедшие и вышедшие из окружения подразделения курсантских полков.

Вскоре был приказ: из четырех училищ сформировать сводный курсантский полк и отдельный батальон под командованием Д.К. Орлянского, в него вошел и Субботин. Батальону поставлена задача: вернуться в город на защиту Центральной переправы Юго-восточного фронта. Батальон занял позиции от реки Царица и почти до знаменитой мельницы, точнее, включая паромную переправу. Вели бои, прикрывали переброску войск с восточного берега на западный, в том числе  высадку в ночь с 14 на 15 сентября 13-й гвардейской стрелковой дивизии. В нее вошли курсанты батальона с задачей: прикрывать левый фланг дивизии.

Коммунист Василий Иванович Сагайда,  награжденный орденами Ленина, Боевого Красного знамени, Отечественной войны 2-й степени, тремя орденами Красной Звезды и одиннадцатью медалями, вспоминает, что 22 августа 1942 года он получил приказ выдвинуться с минометной ротой из села Ивановки к колхозу «Парижская Коммуна» и занять оборону. Не дойдя один-полтора километра до колхоза, он заметил движение колонны с юго-западного направления, примерно 700-800 человек, впереди колонны – фаэтон, и восседал на нем какой-то барон. Он подал команду «К бою!» Через 35-40 секунд минометная рота заняла боевую огневую позицию. По его команде была произведена пристрелка и корректировка огня. В считанные минуты вражеская колонна была накрыта огнем. Враги пытались разбегаться по сторонам, но их накрывал губительный огонь. Так длилось 3-4 минуты. Уцелели от колонны 50-70 фашистов. За этот бой многие курсанты и командиры были награждены орденами и медалями. Ни вражеская авиация, ни огонь артиллерии не сломили дух ненависти и презрения к врагу.

Здесь погибли начальник училища, командовавший полком, Иван Яковлевич Лаврентьев и комиссар училища полковой комиссар Георгий Григорьевич Бурдин. Комиссар Бурдин похоронен недалеко от станции Жутово. Лаврентьев И.Я., будучи тяжело ранен,  очевидно,  скончался по дороге в Сталинград и где похоронен, до сих пор неизвестно. Они оба посмертно награждены: полковник Лаврентьев – орденом Ленина, комиссар Бурдин – орденом Боевого Красного Знамени.

За полтора месяца боев курсантские полки потеряли свыше половины состава, не получая пополнения. Погибших командиров заменяли другие. Командира полка Лаврентьева заменил полковник С.Г. Николаев, комиссара – старший политрук Сергеев. Малочисленные взводы сводились из двух в один, но сражались с еще большим упорством. Невероятной силы удар принял на себя полк орджоникидзевцев 26 августа. Гитлеровцы били изо всех видов оружия, особенно из шестиствольных минометов. Но ни огонь наземных войск, ни обстрел стервятников не сломили волю курсантов. Перед позицией насчитали около 600 вражеских трупов. Враг так и не сломил полк. Стойкость полка определяло то, что почти весь (точнее, 99,6%) личный состав состоял из коммунистов и комсомольцев, имел отличную военную подготовку. За большие выдающиеся успехи в подготовке и воспитании офицерских кадров и непосредственное участие в Сталинградской битве первое Орджоникидзевское краснознаменное училище было награждено еще одним орденом Красного Знамени.

Защитники Сталинграда дрались там, где, казалось, драться было невозможно, стояли так, как не стоял, пожалуй, никто.

Друзья! Перед ними вы головы низко склоните,
Молчаньем вы светлую память  почтите тех, кто насмерть стоял,
Кто нам жизнь отстоял, кто нам мир на земле завещал.
Потомки никогда не забудут Отчизны отважных солдат.
Гранитные обелиски несут священную память о вас через годы и века.

Забыли пароль? Пожалуйста, введите ваш email. Мы вам вышлем ссылку, чтобы создать новый пароль.
Мы не разглашаем никому ваши контактные данные
Free WordPress Themes, Free Android Games