Ирина Еремина
г. Урюпинск

 

                                   Под звуки орудийных залпов

 

В далёком 1929 году в центре хутора Петровского стоял большой и красивый по тем временам дом и назывался он «Поповский», так как жил в нём хуторской служитель церкви.

В этом доме в небольшой угловой комнатке комсомолец 20-х годов Дементьев Иван Максимович организовал первую избу-читальню. В резном церковном шкафу помещались все книги, а было их всего сорок экземпляров. Сюда приходили люди и молоды6е и пожилые, но так как читать почти никто не умел, смотрели картинки, просто листали страницы. Но часто бывало, кто-то один читал, а все слушали. На дом книги не выдавались.

Шло время. В октябре 1939 года избу читальню принял 17 летний юноша – Володя Горелов. К тому времени он закончил 2 курса культпросветшколы в городе Урюпинске. Днём и по вечерам он открывал комнату, где на самодельных полках ровно стояли 218 книг, немного сатирических журналов да 3 подшивки газет. В предвоенном 1940 году председатель сельского Совета Скороходов А. Г. на законном праве утвердил Горелова В.И. заведующим избой-читальней с окладом 42 рубля. Так что с уверенностью можно сказать, что у истоков создания библиотеки хутора Петровского стоял Владимир Иванович Горелов.

Владимир был парнем одарённым, он умел играть на всех известных в деревне музыкальных инструментах. Вечерами он устраивал для молодёжи танцы под гармошку, играл на балалайке, гитаре, хорошо пел. Гремела тогда художественная самодеятельность хутора Петровского на весь район, организатором и душой которой являлся комсомольский вожак колхоза Владимир Горелов. Это было счастливое довоенное время.

Но вот грянул 1941 год. На защиту Родины ушли петровские парни, мужчины и девушки. Остались старики да женщины с детьми. Всё легло на их плечи. Страх и горе сковали жителей хутора от первых похоронок. Эхо войны всё ближе доносилось до хутора Петровского. Но люди горячо верили в победу, в  непобедимую силу нашей армии. В полевую страду, в короткие минуты отдыха, Владимир Иванович читал выдержки из газет о том, как идут дела на фронте, выпускал «Боевые листки» о ходе работ на полях. На призыв «Всё для фронта» откликнулись десятки крестьянских дворов колхоза «Красный борец». Женщины вязали варежки и шарфы, старики шили рукавицы и телогрейки. Многие хуторяне перечисляли на нужды фронта свои сбережения, сдавали сельскохозяйственные продукты. Но всё же главным делом колхозников было – растить хлеб. Снабжать им армию. Год 1942-й стал для жителей Петровки суровым испытанием, так как битва шла у стен Сталинграда. В августе 1942 года на защиту Сталинграда был призван Горелов Владимир.

Пройдя краткий курс молодого бойца, Владимир Иванович был назначен командиром взвода из 12 человек. И 12 сентября он оказался в самом пекле Сталинградской битвы.

6я армия,  в составе которой находился В. Горелов, заняла оборону города на Волге. Наш земляк, командир отделения бронебойщиков, защищал подступы к центру города со стороны речки Царицы.

«Бои шли страшные. Такого натиска со стороны немцев и упорства наших бойцов я ещё не видел, – вспоминает Владимир Иванович. – Дрались буквально за каждый метр земли, за каждый дом, за каждый этаж в нём. Характерный случай на мельнице – не той, что на берегу Волги, остовы которой оставлены до сих пор как памятник ужасной войны, а расположенной на правобережном склоне речки.

Противнику удалось захватить со стороны крутояра второй этаж, прилегающий к дорожному полотну. Наш взвод оборонял первый. Надёжно забаррикадировав проход, мы не позволяли фашистам и шагу двинуться вперёд обходным путём. Так вот и соседствовали несколько дней. Наши бойцы умудрялись вверх забрасывать в окна немцам гранаты и бутылки с зажигательной смесью, они нам в ответ по верёвке спускали свои гранаты, привязанные за кольцо, – дёрнут над оконным проёмом, и взрыв готов. За водой и пищей пробирались к своим только ночью и всё равно под пристальным огнём.

Я не стратег, но скажу, что дальше отступать было некуда. Дрались отчаянно. Большую помощь нам оказывало местное население. Взрослые и дети подносили нам снаряды, воду, пищу. Помню, одна девочка лет двенадцати (кажется,  звали Аня) прибежала к нам возбуждённая и с ходу выпалила: «Дяденьки, за углом вон того дома стоят два немецких танка и стреляют по нашим». Переменив позицию, мы из противотанковых ружей заставили замолчать один фашистский танк. Второй был от нас заслонён углом здания. Подползли к нему сбоку и подожгли бутылками с зажигательной смесью».

Рота бронебойщиков В. Горелова в период полного окружения немцев под Сталинградом в составе 2-й гвардейской армии  срочно передислоцировалась в южные районы для задержания танковых войск Гудериана, стремившихся на соединение с армией Паулюса.

Вместе с гвардейцами Владимиру  Ивановичу довелось освобождать советские города и сёла. Под Донецком Горелова в окопе накрыла взрывная волна вражеской бомбы. Тяжёлое ранение  – перелом позвоночника – на целых семь месяцев вывело его из строя. Заключение врачей – годен к нестроевой службе. Но Владимир снова добился возвращения на фронт в свою часть. С этой частью он участвовал в освобождении Крыма, Белоруссии, Кенигсберга.

Первую медаль «За боевые заслуги» он получил, когда ушли уже за шесть километров от Сталинграда. Потом были награды «За оборону  Сталинграда», «За освобождение Севастополя», «За взятие Кенигсберга», «За Отвагу», «За Победу над Германией», «За взятие Кенигсберга», «За Отвагу», награждён орденом Славы lll степени – за рукопашный бой в Кенигсберге, и уже в 1946 году получил Орден Отечественной войны l степени. Демобилизовался в 1946 году.

Сняв гимнастёрку с орденами и медалями и немного отдохнув от фронтовой жизни, Владимир Иванович снова принимает библиотеку. Теперь это не тот юноша Володя, а боевой солдат, повидавший все ужасы  и тяготы войны. Полный сил и энергии, Владимир Иванович с головой уходит в работу.

В 1957 году в области образовался бибколлектор, и сельские библиотеки стали получать книги Гоголя, Куприна, Шолохова.

Иногда  приходилось  и самому по вопросам комплектования ездить в областной центр. И вот в одну из таких поездок, в 1959 году, забрёл Владимир Иванович в Музей обороны города Сталинграда. Тут как тут бойкий экскурсовод объявился из музейных работников. Подводит к пушке. Вот,  говорит, это орудие прошло путь от Сталинграда до Берлина, сделало по фашистским захватчикам столько–то выстрелов…

Вгляделся Владимир Иванович в пушчёнку.

– Боже ты мой, так это ж моя… Эй, – окликнул экскурсовода, – посмотри–ка,  на казённой части не такой ли номер…

– Вот те на, а откуда вы знаете?

– Да я её родимую хоть где признаю. Примета у неё есть, вот видишь – срезанное осколком тяглое ушко у правого колеса…  Как никак, с ней до Кенигсберга потопал.

И тактично так пояснил работнику музея: дружок, мы ведь не считали, сколько раз она по врагу пальнула, ты уж не сочиняй лишнего…

Владимир Иванович долго ещё вёл культурно–просветительскую работу среди односельчан. На огонёк библиотеки по вечерам приходило много народу. Танцы под гармошку, праздничные вечера и концерты, конкурсы – всё это дело рук В.И. Горелова. Под его руководством создаётся ансамбль народных инструментов. Творческая работа В. И. Горелова продолжалась до 1962 года.

Выйдя  на заслуженный отдых,  он являлся активным читателем библиотеки и участником массовых мероприятий, часто выступал перед читателями  на патриотические темы. Особенно любил исполнять песни военных лет. Потому что в них отражена вся многогранная жизнь народа в суровые дни испытаний.

Вместе с женой Клавдией Васильевной воспитали Гореловы двоих сыновей. Несколько лет назад Владимира Ивановича не стало. Но память о нём жива.

Free WordPress Themes, Free Android Games