Вячеслав Крупнов
г. Новоаннинский

 

                           Трагический отголосок Сталинградской битвы

 

История, которую я хочу рассказать, произошла на станции Филоново (г. Новоаннинский) летом 2003 года, но началась она годом раньше.

Летом 2002 года (я работал тогда заведующим отделом по делам молодежи администрации Новоаннинского района) в рамках программы временной занятости подростков и молодежи мы решили благоустроить заброшенную клумбу на Привокзальной площади. Для этого ее нужно было обложить кирпичом, сделать арку. Проведение этих работ я решил проконтролировать лично.

Работа была в разгаре, когда к нам подошел пожилой человек на протезе. Ранее он работал кассиром на станции Филоново и получил от людей прозвище «дядя Саша – деревянная нога». Он посмотрел на наши усилия и поинтересовался: «А что вы тут делаете, ребята? Небось, киоск какой-нибудь собрались поставить?»  На что я ответил, что если даже и киоск, то что здесь такого? Напряженно глядя на нас, он сказал: «Нельзя, здесь люди мертвые лежат». После этого он просто повернулся и ушел. Не знаю почему, но его слова задели меня.  Я знал, что в 1942 году Новоаннинский район был прифронтовым и подвергался массированным бомбардировкам. Железнодорожная   станция Филоново была забита эшелонами с беженцами и военнослужащими. Фашистские самолеты кружили над станцией, целясь в здание вокзала.

Обратившись к свидетелю тех событий, бывшему директору краеведческого музея А.Е. Павлову, узнал, что на Привокзальной площади действительно взрывом мощной бомбы было уничтожено убежище. Раскапывать его никто не стал, считая, что после прямого попадания там ничего не осталось.

Вдохновленный этими сведениями, я не придумал ничего лучше, как выпросить у начальника местного дорожно-строительного управления, Ю.А. Стадника,  мощный экскаватор и раскопать с его помощью воронку глубиной до 6 метров. Не найдя ничего, кроме мусора и осколков бомбы, работы приостановили.

Прошел год. Рядом с раскопками начали строить магазин. Я, на всякий случай, оставил строителям свой телефон и попросил позвонить, если что-то найдут. В тот же день мне позвонили и сообщили, что  обнаружили останки двух человек. Я потребовал, чтобы работы прекратили и вызвал поисковиков. На вызов откликнулись специалисты Михайловского подразделения Волгоградского объединения «Поиск» – отряд «Гвардия-2». В его составе были студенты Михайловского филиала ВолГУ  – В. Рыжин, Д. Рыжин, а также воспитанник С. Скворцов, ученик школы № 7, которого они с малых лет обучали поисковой работе.

Находки поисковиков вызвали большой общественный интерес. Люди приходили и молча стояли, наблюдая за раскопками… Тихо плакала одна из ветеранов, врач: «Ровесников моих откапывают».

Крошечное пространство  оказалось буквально забито человеческими останками. Женщина, вплотную к ней ребенок лет пяти, а сверху, закрывая их, крупный мужчина в галошах. В углу скорченный скелет молодой медсестры. В истлевшей санитарной сумке, совершено не пострадавший от времени, флакон одеколона, бутылка йода, зеркальце с наклеенным портретом Леонида Утесова. Боец с полными подсумками патронов, двумя гранатами, винтовкой. Офицер НКВД с аттестатом в кожаном кошельке.

Имена двоих погибших удалось установить по сохранившемуся аттестату и эбонитовой капсуле, которую удалось расшифровать в Московской лаборатории. Это были офицер НКВД Ярослав Шиегер  и красноармеец Коротин Дмитрий Афанасьевич – уроженец Саратовской области.

Через месяц с небольшим найденные в убежище останки семнадцати человек были с воинскими почестями захоронены в братской могиле умерших от ран на территории Новоаннинского сельскохозяйственного колледжа.

С тех пор прошло уже много лет. Кого-то из свидетелей тех поисковых мероприятий  уже нет в живых,  дети выросли и стали родителями… Я сам уже в рядах пенсионеров, но кажется, что это было вчера – настолько врезались в память эти события.

Free WordPress Themes, Free Android Games